С Новым Годом
С Новым Годом

8 953 082 92 07
8:00 - 20:00 МСК

Игнат Васютенко кубанский левша

Добрый казак был Игнат Васютенко. Кузнец – золотые руки. На все окрестные станицы его слава простиралась. Мог он и коня подковать, и шашку сладить да такую… Ятаганы турецкие в доброе оружие перековывал. Народ врать не будет. Такая шашка сама в бой рвётся врагов приголубить. Добрая слава о нем по Кубани шла.

Вот только одна беда – овдовел он рано. Единственная отрада и осталась, дочь Галинка. Знатная выросла девка. Красавица. Стройная, темноглазая, косы до пояса, и каждая – в руку толщиной. Идёт, как белая лебедь плывёт. Спину ровно держит, очи до полу опускает. Вот жена то будет хорошая!

А все молодые казаки уже и готовы свататься. Да отец не даёт пока невестится. «Молода – говорит – ещё. Пусть пока дома побудет, уму-разуму наберётся». Так и воспитывал Игнат дочь свою. Чтобы злобы да зависти чужой не знала. Чтобы с добром ко всем относилась и приветлива была. Вот и выросла Галинка, как цветок в отцовской ладони. С каждым приветлива, ни от кого подлости не ждёт. Да и на хуторе любили её все. А что не любить? Девочка послушная, добрая, каждому поможет, о каждом справиться – не надо ли чего. Хорошая девочка.

В ту пору станицу, где Игнат да Галинка Васютенко жили, проездом посетил сын вельможи знатного, петербургского. Все кругом собрались в курене и снедь лучшую на стол поставили. Сели гости и хозяева все вместе встречу отмечать. И Игнат там был. А дочь его вместе с другими девушками-казачками на стол накрывала да напитки подавала. Застолье шло своим чередом.

Вот захмелел вельможьин сын от крепкой горилки казачьей, приобнял Галинку да посадил на колени себе. Та сидит – ни жива, ни мертва – и встать-убежать не может. Поднялся тогда с места своего Васютенко: «Ты чего, это, господин хороший, непотребство-то вторишь?». А гость знатный, знай, посмеивается: «Чего ты, старый, взъерепенился? Возьму её сейчас, поведу в покои. А после она тебе внучка родит, всё отрада старику». Такого поношения не мог вынести старый казак. Схватил нагайку верную, да и ударил сынка заезжего по лицу наотмашь. Не хвалится ему смазливой рожей боле перед девками столичными!

У гостя глаза кровью налились: «Да как смеешь ты, деревенщина! Да я прикажу на кол тебя! Шкуру с живого содрать!». И хотел, было, кликнуть стражу, чтобы схватили Игната, но тут поднялся атаман сам, а с ним и все казаки станичные. «Ты, господин хороший, не спеши самосуд тут вершить. Покуда я здесь – закон. И я решаю: кого на кол, а кого и взашей. Ступай-ка ты, подобру-поздорову». На шум во двор куреня сбежалось ещё полсотни казаков. Понял вельможа, что сила не на его стороне, кликнул стражей своих и уехал из станицы, только его и видели. А напоследок отмолвил: «Все государыне-императрице расскажу. Уж она найдёт на вас всех управу!». Атаман в ответ ему лишь плечами повёл: «Рассказывай. Государыня наша мудра, и ведает, что казаки, службу верой и правдой несущие, за просто так в драку не лезут и гостей не поносят».

А Игнат дочку этой же осенью за доброго казака из соседнего хутора замуж отдал. Свадьбу сыграли весёлую.

Вот таков был казак Игнат Васютенко. За честь дочери не побоялся ни гнева императрицы, ни казни. Всем своим примером показал, что казаки своего на суд неправедный не отдают. В честь этого казака наверно и названа одна из Ваших нагаек. Мне так кажется.

Автор: Ольга Н. Пермь